Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Андреевский спуск умирает. Вместе с последними жильцами-старожилами.

Киев окончательно заняли оккупанты. Вот что будет, например, рядом с Домом Турбиных:

"В будущем здесь планируют возвести комплекс «Андреевский» с обеспечением абсолютной сохранности прилегающих территорий и исторического ландшафта, созданием арт-пространства, соответствующего духу Андреевского спуска.

В комплексе планируются территория общественного назначения, галерея, где смогут выставлять свои работы художники, организовывать выставки, будут выступать и творческие коллективы.

Проект многоступенчатого комплекса готовили на разных этапах архитекторы Сергей Целовальник, Антони Бешу (Франция), Джон Фотиадис (США). Высота части комплекса, выходящего на Андреевский спуск, — четыре этажа. Фасады, окна, строительные материалы будут соответствовать стилистике древней улицы. Крыши и фасады планируется озеленить". (Инф. газеты "Факты")
Можно ли что-нибудь сделать для спасения старинного духа этого места?

(no subject)

Отец зажал сына в угол:
- У тебя два яблока. Я одно выбросил. Сколько у тебя осталось?
Тихое скуление.
- У тебя было два яблока. Я одно порезал на куски. Сколько у тебя осталось?
Скулеж, тычки, прижатие к стене.
- У тебя было два яблока. Я одно сожрал!... Я сожрал одно! Сколько у тебя осталось?
Плач, рев, удары.
- Ты держал в своих грязных руках два немытых яблока. Я вырвал у тебя одно и сожрал. Сколько у тебя осталось?
Крик, плач:
- Папа, не надо.
- Нет, надо. У тебя было два яблока. Я у тебя вырвал и растоптал одно!
Одно из двух я растоптал ногами! Сколько у тебя осталось?
Дрожание, вой, крики. Визг мамы:
- Оставь ребенка!
- Он идиот! Я меняю условие. У тебя было два яблока. Одно сожрал ты!
Ты сам сожрал одно!
Сколько яблок, идиот, у тебя осталось, болван?!
- А-а-а! Не бей! Папа!
- Никакого зоопарка! Никаких гостей! У тебя никогда не будет дня рождения!
Весь праздник я проведу с этим идиотом. У тебя было два яблока... Зина, у нас есть яблоки? А? Что?! Давай морковки... У тебя было две морковки, сукин ты сын! Я отнял... Дай... Дай, идиот... Это - арифметика. Я отнял у тебя одну и сожрал. Вот: хря, хря... На! Смотри: хря, хря...
- Гриша, она немытая.
- Ничего! Пусть он видит. Я сожрал с землей одну морковку. Сколько у тебя морковок осталось?
Всхлипывание.
- Посмотри!!! Сколько грязных морковок осталось в твоих вонючих руках?!
- Одна-а-а!
- Правильно, сынок. А теперь возвращаемся к яблокам...
- Па-па-а-а-а!!!
- Гри-ша-а-а-а!!!
- Не реветь! Отвечать! У тебя было два яблока...
- Гриша, умоляю.
- Надо! Этот идиот с морковками ответил правильно. Значит, есть надежда.
Я развиваю у него абстрактное мышление... У тебя было два яблока...
- А-а-а! Не надо!
- Гриша, не надо!
- Нет! Или он не будет идиотом, или он не вырастет вообще! У тебя было два яблока...
- А-а-а!
- Тишина! Весь дом молчит! Никто не подсказывает. Я, твой папа, отнял у тебя... одно яблоко из двух.
- А-а-а-а-а!!!
- Я, твой отец, из твоих двух яблок отнял у тебя одно... Стоп! Молчать!
У тебя было одно яблоко. Я подкрался и подарил тебе... Не реветь! Я подкрался сзади... Нет, я подкрался спереди и подарил тебе второе яблоко...
Сколько у тебя осталось? Я меняю условия. У тебя вообще нет яблок, ты стоишь, как идиот. Я незаметно подползаю и даю тебе, любимому своему сыночку, одно яблоко. Сколько у тебя теперь яблок? Нет, сволочь! Нет!
Лучше молчи. Ничего не говори... Откуда у тебя второе яблоко? Откуда у тебя второе? Я же тебе дал одно. Идем сначала... Ты, мой любимый сынок, стоишь, как идиот и смотришь... У тебя нет яблок. Вообще ничего!
Ветер; "А-а-а!" Волки: "У-у-у!" Тут я из леса выползаю. Незаметно подкрадываюсь.
Тихо-тихо подкрадываюсь. А ты стоишь один.
Ничего у тебя нет. Ветер, волки... Тут я тихо-тихо из черного леса подкрадываюсь. Захожу сзади... И... Ба-бах! Дарю тебе уже два яблока.
- Папа, не надо!
- Это ты кому говоришь? У тебя же ничего не было. Я тебе дал два яблока.
Сколько у тебя теперь? Как это ты не возьмешь?!! Лес! Зима! Ты - один и не хочешь брать яблоки? Зина, уходи... Закрой дверь! Никого. Ты один.
Только волки воют и где-то свистит милиционер. Тут я незаметно... Рев стал невыносимым, в пол застучали соседи.
- Ну хорошо. Ты мне сам дал одно. Сколько у тебя осталось?
Тихий шепот:
- Одно.
- Значит, теперь у меня сколько яблок?
- Одно.
- У тебя сколько яблок?
- Одно.
- Давай их съедим.
- Давай...
- Но яблок, нет. Жрать нечего. Это и есть абстрактное мышление

М. Жванецкий

Весеннее ветрено-настроенческое

«На набережной нашей реки…»

На набережной нашей реки собралось очень много народу. В реке тонул командир полка Сепунов. Он захлебывался, выскакивал из воды по живот, кричал и опять тонул в воде. Руками он колотил во все стороны и опять кричал, чтоб его спасли.

Народ стоял на берегу и мрачно смотрел.

— Утонет, — сказал Кузьма.

— Ясно, что утонет, — подтвердил человек в картузе.

И действительно, командир полка утонул.

Народ начал расходиться.

Даниил Хармс

<1–6 июня 1929>

По местам Куреневского потопа

Друзья!
Традиционно, 11 марта, в канун годовщины самой техногенной катастрофы в истории Киева, приглашаю вас посетить места, непосредственно связанные с ней. И не только.
Мы пройдем по печальному маршруту: Официальный мемориал, Бабий яр 1941 года, Менора, Еврейское кладбище, Третий отрог Яра, пулеметные площадки немцев, места захоронения жертв во Втором отроге, путь селя, защитная дамба, эпицентр трагедии 13 марта, Подольское трамвайное депо и многое другое.
Прогулка благотворительная. Собранные средства (кто сколько пожертвует), как всегда я передам на поминальный стол.
Место и время встречи: 12.00. У памятника Детям, расстрелянным в Бабьем яру (у выхода из станции метро "Дорогожичи". Прошу вас подтвердить (при желании) свое участие. Одежда и обувь по погоде.
Ваш Анисимов

Как хоронили отца Феодора Шеремету

Пишу по горячим следам, дабы затем все это не обросло несуразными домыслами.
Четветого мая, в 11 утра в Свято-Кирилловском храме началось отпевание покойного. В самом храме собралось несколько сотен прихожан. Более пятидесяти священников по очереди, в соответствии с канонами, произносили заупокойные молитвы. Печально и прекрасно, но слажено пел хор. Казалось, плачут знаменитые иконы работы Михаила Врубеля в иконостасе. Свечи не горели, ибо это в храме, где сохранились фрески двенадцатого столетия делать нельзя! Море цветов... Слезы на глазах тех, кто знал батюшку. Искренние и неподдельные. Среди участников панихиды – душевнобольные. Они также не прячут слез. В глазах у многих из них (к слову, умных и пронзительных), немой возглас: что будет с нами? Мне становится душно, выхожу на подворье. Сотрудники музея скрыто злобствуют. День то музейный! Туристы не могут заплатить за вход, чтобы насладиться росписями и фресками... Мне как-то бросила одна дама: чего тут службы проводить? Храм давно уже перерос свое первоначальное назначение! Вот так!
С Сергеем Ивановичем Геруком – духовным сыном усопшего и главным редактором замечательного издания «Кириллица» мы на время уходим в его редакционную келию. Молимся перед Казанской иконой, тихо сидим, размышляем о бренности бытия... Колокол благовествует о том, что лития совершилась. Возвращаемся к храму. Трижды вместе со гробом, скорбно шествуем вокруг церкви... Не покидают мысли: где погребать будем? На Лесном кладбище уже подготовлена могила, но мы знаем, что батюшка, первым в Украине возродивший здесь приход, два десятилетия (ценой и утраты здоровья), опекавший и мирскую паству, и тех, кто по соседству (две тысячи душевнобольных), должен быть погребен здесь, как и заведено в христианстве: рядом с храмом...
Проходят мучительные минуты. Много минут. Очень много... Письма к самым главным «православным» - главам кабмина, Киева и пр. не подписаны. Однако есть письмо главного санитарного врача. Можно здесь! Одержимые бесами прыгают представители музея-заповедника... Я на правах историка объясняю, что в этом месте хоронить нельзя. Здесь – газопровод высокого давления, водопровод и канализация. Нужно и можно там, где был уничтоженный большевиками монастырский погост. Слева от алтаря. Убедил. Идем туда. Показываю место. Люди с лопатами начинают действо. Убедился, как силен православный мир! Быстро роется могила. Всего две лопаты. Люди сменяют друг друга. Дело идет! Слава тебе Господи! Но...
Время идет. Нас закрыли на все замки. Подкатил «Беркут»... Какая-то сволочь настучала, что в Кирилловской «самозахват». Ничего себе! Прибывают важные чины. Подполковник МВД Подольского РУВД, микромайор СБУ, еще какие-то сошки. Мы – Председатель Православных Братств Украины Валентин Лукьяник, Сергей Герук и я, начинаем объяснять, что закон не нарушаем, что милиция должна защищать народ, что у нас православный президент... Вроде срабатывает. Желающих проводить в последний путь, которые томились по ту сторону ограды, запускают в обитель... Мы прощаемся с батюшкой, несем гроб, опускаем... Все! Установлен крест, плачут люди, море цветов.
Схватило сердце. С Сергеем Геруком мы спускаемся вниз, долго размышляем над тем, как сложился день, и благодарим Господа за то, что Он отвел беду. Спи спокойно, отче Феодоре!